ОНФ просит Генпрокуратуру и детского омбудсмена защитить семилетнюю Киру из Магнитогорска, которую хотят изъять из семьи

8 апреля 2021 года, 17:48

Активисты ОНФ в Челябинской области обратились в Генеральную прокуратуру РФ и к уполномоченному по правам ребенка с просьбой разобраться в ситуации, в которой оказалась семилетняя жительница Магнитогорска. Девочку, имеющую старшего брата, хотят передать на воспитание человеку с неоднозначным прошлым, которого она практически не знает, – биологическому отцу. Общественники, изучая вопрос, нашли ряд возможных нарушений со стороны органов исполнительной власти и правоохранительных структур города.

Историю Киры из Магнитогорска не раз освещали СМИ. Но ни громкие заголовки, ни кипа документов, предоставленных ее старшим братом Ярославом, ни даже позиция самого ребенка не нашли отклика у органов опеки. Против решения передать девочку на воспитание биологическому отцу выступил брат Киры Ярослав. В итоге ребенка уже год как таскают по различным учреждениям – от полиции до судов, несмотря на просьбу девочки оставить ее жить с братом.

Решив разобраться в вопросе, почему же опека принципиально встает на сторону человека без жилья и с наличием в биографии нескольких правонарушений, эксперты ОНФ выявили ряд интересных фактов, которые предположительно могут говорить о многочисленных нарушениях со стороны органов исполнительной власти и правоохранительных структур города Магнитогорска. Общественники полагают, что эта история может намеренно замалчиваться ответственными лицами Магнитогорска.

Конфликт из-за судьбы девочки возник год назад, когда умерла Татьяна Ионуш – мама Киры и Ярослава. Молодой человек сразу выразил желание продолжать заботиться о сестре и написал заявление об установлении опеки над ребенком. Ответа не дождался и направил иск о лишении биологического отца Киры родительских прав. Ярослав был уверен, что ребенок мужчине не нужен, ведь он сам сообщил об этом на похоронах. Но через полгода молодой человек вдруг получил отказ в установлении опеки и сообщение о том, что сестру придется отдать на попечение биологическому отцу.

«Я полагаю, что опека заняла принципиальную позицию после того, как я отказался отдать Киру в интернат. Мне предлагали оформить пособие, а ребенка определить в специализированное учреждение. Я отказался и написал жалобу в Генеральную прокуратуру РФ. С того момента опека, видимо, решила любой ценой передать Киру отцу Евгению Цыбину (Ионушу), несмотря на то что его единственное преимущество – это их биологическое родство», – рассказал Ярослав Ионуш.

21-летний парень работает в МЧС, получает приличную зарплату, в ведомстве на хорошем счету. Пока идут суды, Ярослав полностью обеспечивает Киру, занимается ее воспитанием. Планирует расширить жилплощадь и переехать в двухкомнатную квартиру.

Биологического отца Киры опеке пришлось поискать. По словам Ярослава Ионуша, мужчина не имеет в собственности жилья, проживает у сожительницы, не может подтвердить свой доход, не раз привлекался к административной ответственности, не участвует в содержании Киры, злостно уклоняется от уплаты алиментов. Долг только по одному ребенку (от первого брака) Евгения Цыбина (Ионуш) составляет около 1,5 млн руб., исходя из документов, предоставленных общественникам Ярославом.

Также Ярослав рассказал, что в различных документах по истории Киры Евгений фигурирует под разными фамилиями. Женившись на Татьяне Ионуш, Евгений Цыбин взял фамилию супруги.

«А дальше он продолжил жизнь под двумя именами. Когда ситуация касалась его правонарушений, он предоставлял в полиции один паспорт. Когда речь шла о бытовых вопросах, пользовался вторым именем. Получается, что мы говорим о двух разных персонажах в одном лице – один кристально чист перед законом, другому светит уголовное дело, и он, возможно, пытается избежать его, установив опеку, чтобы списать долг по алиментам», – предполагает крестный отец Киры Владимир.

Владимир полагает, что эти факты и доля Киры в недвижимости – единственные две причины, по которым отец, избегавший ребенка семь лет, вдруг воспылал к ней любовью и захотел забрать к себе. В настоящее время Евгений Цыбин (Ионуш) уже получает пособие по утрате кормильца на ребенка. Содержит же Киру Ярослав.

Юрист Ярослава, которая отстаивает права брата на установление опеки, Юлия Тростненко считает, что маленькая семейная драма вскрыла огромный клубок нарушений со стороны властей и ведомств Магнитогорска, который, по ее мнению, теперь пытаются всеми силами скрыть от общественности и федеральных структур.

«Опека нарушила закон, не оформив временное опекунство в трехдневный срок после смерти матери Киры и не начав своевременно поиски отца. Запрошенные документы Ярославу предоставили задним числом. Дознаватель, занимавшийся административным делом Евгения Цыбина (Ионуша), не сделал запрос в паспортный стол и приобщил к делу копию недействительного паспорта. Администрация Магнитогорска, по моему мнению, пытается прикрыть свое управление образования и, соответственно, службу опеки. Полагаю, что может иметь место определенный сговор. Поэтому все поручения о проверке, которые спускаются на муниципальный или региональный уровень, как я предполагаю, глушатся здесь на месте», – сообщила Тростненко.

Жертвой же попыток взрослых людей прикрыть свои нарушения станет ребенок, полагает юрист. По словам Ярослава Ионуша, отдавать Киру отцу просто опасно: когда Татьяна Ионуш была на седьмом месяце беременности, Евгений (по рассказам Ярослава) ударил ее в живот, что вызвало преждевременные роды. Вернувшись с ребенком из роддома, женщина выставила супруга за дверь. С того момента он никак не участвовал в их жизни, в том числе финансово. В его биографии, согласно документам, также имеется как минимум одна попытка совершения суицида.

Ярослав и крестный Киры Владимир стучатся во все инстанции. Юристы говорят, что над интересами родителей всегда превалируют интересы ребенка, и судебной практике известны случаи, когда в спорах побеждает человек, который не является родителем, но способен обеспечить надлежащее воспитание, обеспечение и психологический комфорт несовершеннолетнему. Но в истории Киры Ионуш ответственные лица будто принципиально не желают рассматривать другие варианты разрешения конфликта, и все заканчивается, когда очередное поручение о проверке спускается на уровень города.

Чтобы узнать мнение самой девочки, эксперты ОНФ попросили Киру нарисовать семью, в которой она хочет жить.

«Ребенок, не задумываясь, нарисовал сперва брата с его девушкой, которую она хорошо знает, рядом – себя. За время, которое мы провели у них дома, Кира не отлипала от Ярослава. Она обнимает брата, просится на руки, говорит, что очень сильно его любит. Органы опеки же сейчас оперируют экспертизой, в которой сказано, что ребенок якобы желает проживать с отцом, почти незнакомым ей человеком. При этом есть и другая экспертиза, противоречащая первой. Мы считаем, что эта ситуация требует тщательного независимого разбирательства. Причем всестороннего и без участия в качестве проверяющих тех органов власти, которые должны являться предметом проверки», – подчеркнул эксперт ОНФ в Челябинской области Вячеслав Курилин.