Марова: Законопроект об изъятии детей из семьи надо дополнить работающими инструментами оценки рисков

Эксперт ОНФ, директор Благотворительного фонда профилактики социального сиротства
23 июля 2020 года, 11:43

В Госдуму в начале июля внесен законопроект, который передает вопрос изъятия из семьи ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью из компетенции органов опеки и попечительства в компетенцию суда. Данный законопроект необходимо дополнить работающим на практике инструментарием оценки рисков, заявила эксперт ОНФ, директор Фонда профилактики социального сиротства Александра Марова.

По ее словам, соответствующая статья 77 в Семейном кодексе РФ, которую изменяет законопроект, сейчас фактически не обеспечивает безопасность ребенка и профилактическую работу с семьей. Так, при наличии ярко выраженной угрозы для ребенка орган опеки не может отобрать его сразу, а должен предварительно утвердить это решение у главы муниципального образования или у главы органа исполнительной власти. Кроме того, закон в этом случае обязывает опеку в течение семи дней выступить с иском о лишении родительских прав.

Указанная статья Семейного кодекса не предусматривает иных вариантов реагирования, что фактически лишает ребенка возможности вернуться в семью. В результате данная норма применяется редко, намного чаще детей забирают через полицию, используя акт безнадзорности.

Марова указала на слабые стороны нынешнего законопроекта, предусматривающего судебный порядок изъятия ребенка: «Во-первых, неясно, каким образом опека или полиция будут доказывать те обстоятельства в суде, на которые будут ссылаться, если это необходимо сделать всего за 24 часа. Многие семейные ситуации – крайне неоднозначные, и опеке (полиции) при этом необходимо за сутки доказать, что именно действия или бездействие родителей могут привести к явным негативным последствиям. В этой связи есть риски, что суды просто будут «подмахивать» документы опеке, не сильно разбираясь. Во-вторых, неясно, каким образом опека и полиция «на глазок» будут определять угрозу жизни. Одна история, когда, например, маленький ребенок заперт один в квартире без воды, пищи, как это бывает в ряде резонансных случаев, другое дело – когда, например, ребенок истощенный, но невозможно определить, в результате чего это произошло.

В-третьих, в законопроекте остается обязанность выходить с иском в суд в семидневный срок, тогда как это – один из главных недостатков действующей 77 статьи Семейного кодекса РФ. Здесь не предполагается возможность профилактической работы с семьей, а соответственно, не решается задача профилактики сиротства, и снова появляются риски применения данной статьи в исключительных случаях. При этом на практике во многих ситуациях дети возвращаются в семьи, из которых были ранее забраны. Новый законопроект усложнит такую возможность. В-четвертых, семья, представляющая реальную угрозу ребенку и понимающая, что через 24 часа ребенка могут отнять по решению суда, может просто исчезнуть вместе с этим ребенком, что серьезно затруднит обеспечение безопасности ребенка – его надо будет объявить в розыск», – отметила Марова.

Она считает необходимым устранить в действующем Семейном кодексе и предложенном законопроекте правовой пробел и закрепить в них конкретные инструменты по оценке безопасности и рисков для ребенка, которые сейчас могут субъективно определяться представителями опеки.