Климов: Медиативная оговорка в договорах на выдачу микрозаймов не станет решением проблемы на рынке МФО

Член Центрального штаба ОНФ, финансовый уполномоченный по правам потребителей финансовых услуг в сфере страхования
10 марта 2017 года, 15:19

Наличие медиативной оговорки в договорах на выдачу микрозаймов, которая будет являться одним из требований стандартов деятельности микрофинансовых организаций, не станет действующим механизмом в решении проблем на этом рынке. Такое мнение в комментарии корреспонденту сайта ONF.ru высказал член Центрального штаба ОНФ, руководитель проекта Народного фронта «За права заемщиков» Виктор Климов.

Проблемы с микрофинансовыми организациями решит назначаемый арбитражем специалист-медиатор. Об этом газете «Известия» рассказал руководитель службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг ЦБ Михаил Мамута. По его словам, процедура медиации позволит заемщику и кредитору решать возникшие разногласия имущественного и неимущественного характера в досудебном порядке. Наличие медиативной оговорки в договорах на выдачу микрозаймов будет одним из требований стандартов деятельности микрофинансовых организаций (МФО).

Заемщики и МФО смогут обратиться к медиатору для урегулирования спора в любой арбитражный суд. Медиатор в соответствии с профстандартом должен иметь высшее образование – магистратуру, специалитет, курсы повышения квалификации, опыт работы не менее двух лет по специальности. Он должен знать основы гражданского права, закон о медиации (193-ФЗ, по которому стороны должны разрешить спор не менее чем за 60 дней).

Как правило, медиатор работает за гонорар. Стоимость его услуг начинается от 1 тыс. руб. в час, его услуги будет оплачивать МФО. В дальнейшем, когда будет принят закон о финансовом уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг, обращение к медиаторам станет бесплатным для кредиторов.

«На мой взгляд, инициатива неоднозначная. С одной стороны, любая возможность досудебного урегулирования спора с кредиторами – безусловно, хорошая мера. Но, с другой стороны, наличие медиативной оговорки в договорах на выдачу микрозаймов вряд ли поможет в решении проблем на этом рынке. Реальные возможности у данного инструмента будут только в отношении предпринимателей, поскольку бизнесмены более подкованы в этих вопросах и способны отстаивать свои права. К тому же далеко не все граждане смогут заплатить за услуги медиатора», – сказал Климов.

По его словам, в предложенном инструменте есть и определенные риски. «Это может оказаться одним из механизмов обхода отдельных норм Федерального закона №230 «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», который регулирует взыскание по задолженности. Дело в том, что отличить медиацию от взыскания в определенных случаях будет достаточно сложно», – отметил руководитель проекта «За права заемщиков».

Он также добавил, что очень важно, чтобы при внедрении данной инициативы решение медиатора не было обязательным ни для одной из сторон. «На мой взгляд, нет ни одного инструмента, который позволил бы говорить, что медиатор сможет урегулировать ту или иную конфликтную ситуацию. Проблемы, которые на сегодняшний день существуют на рынке микрофинансовых организаций, можно будет решить только при внедрении двух важнейших мер. Первая – работа института финансового уполномоченного. У омбудсмена будет право, определенное законом, назначать реструктуризацию долга, которую в обязательном порядке нужно будет согласовать с кредиторами. Вторая мера – внедрение механизмов и принципов ответственного кредитования», – подчеркнул Климов.

Руководитель проекта «За права заемщиков» напомнил, что поручение президента России, лидера ОНФ Владимира Путина о необходимости принять к 1 февраля 2017 г. закон о финансовом омбудсмене осталось неисполненным. «Доработка итогового текста продолжается, однако уже сейчас примерно понятно, что получит потребитель. На первом этапе этот инструмент досудебного урегулирования споров станет обязательным только для страховых компаний. Безусловно, есть логика в том, чтобы провести апробацию, в общем-то, нового для российской практики инструмента на каком-то одном сегменте финансового рынка, чтобы потом с учетом опыта принять мотивированное решение о более широком распространении. При этом не стоит забывать, что потребитель ожидал совсем иного: для него наиболее проблемная зона – это закредитованность и тотальный отказ банков от реструктуризации долгов», – отметил Климов.