Лизалин: Наши заводы сейчас строят корабли высочайшего уровня

1 июля 2016 года, 18:38

В преддверии Дня работников морского и речного флота корреспондент ONF.RU побеседовал с членом Центрального штаба ОНФ, капитаном теплохода «Арабелла» (того самого, что спасал пассажиров «Булгарии») Романом Лизалиным. Разговор начался, как водится, с разбора основных проблем отрасли.

– Роман Евгеньевич, назовите три главных проблемы речного судоходства современной России.

– Первая серьезная проблема речного флота – нехватка профессиональных кадров. Вторая – довольно возрастной флот. Наконец, третья проблема – низкий уровень авторитета, престижа работников речного флота на сегодняшний день. Те же самые трудности можно спроецировать и на морской флот. Если решатся эти три ключевых вопроса, то можно ожидать изменений к лучшему. Но решать их нужно было еще вчера. А остальные сложности – это уже рабочие моменты, как то наведение порядка в нормативных документах.

– Давайте подробней остановимся на этих трех болезненных вопросах. Множественные инциденты на реках, самый трагичный из которых – инцидент с «Булгарией», в спасении которого вы принимали непосредственное участие, свидетельствуют не только о безответственности собственников и чиновников, но и о низкой подготовке кадров. Как, по-вашему, какие меры необходимо принять в первую очередь, чтобы переломить эту ситуацию?

– Проблемы, которые я назвал, очень тесно взаимосвязаны друг с другом. Хороших, профессиональных кадров на реке крайне мало, потому что уровень престижа профессии очень низок. Из этого и следует то, что мы не видим притока молодых специалистов. Опять же старые суда на реке требуют куда большей отдачи от команды. Еще можно назвать недостаточно высокий уровень заработной платы. Да и программы учебных заведений далеко не всегда соответствуют требованиям актуального оснащения судов, курсантов просто не учат пользоваться современными средствами навигации. По этим же причинам на речном флоте часто появляются случайные люди, которые не понимают всей специфики работы, приходят в эту сферу, чтобы просто побыть на реке. Им неинтересно выкладываться. Отсюда и аварийность. Так что проблемы речного флота носят системный характер. Понятно, что систему обучения надо менять. Но также надо работать над поднятием престижа профессии. Возможно, имеет смысл заниматься прямой рекламой речных специальностей – снимать документальные программы, задействовать медиа, вести агитационные мероприятия, чтобы разъяснять молодым людям, в чем прелести этой работы, а в чем – сложности.

– Но про омоложение речного флота тоже не стоит забывать… Какие шаги предпринимаются в этой сфере?

– Вот сейчас государство субсидирует процентную ставку на постройку судов. Но банки неохотно идут на то, чтобы кредитовать судостроительные предприятия, потому что понимают, что эти вложения носят долгосрочный характер. Срок окупаемости судна составляет в лучшем случае 20 лет, а то и все 35–40. И никакой банк под такие риски не готов выдавать кредиты. Второй момент: даже с учетом субсидирования ставки на строительство судов на данный момент у нас очень высокие. Я предлагаю не то что субсидировать – вообще для судостроительных компаний сделать ставки минимальными.

Наша страна имеет огромную речную сеть. И она должна работать. У речной отрасли есть все возможности, чтобы составить конкуренцию железнодорожным перевозкам.

– Ну а если говорить о круизном флоте… Государство, похоже, вплотную взялось за его модернизацию. В январе глава Минпромторга Денис Мантуров заявил, что планируется реализовать программу строительства целой серии новых круизных лайнеров проектной вместимостью по 300 пассажиров каждый. Заказы на строительство лайнеров хотят размещать на заводах, входящих в Объединенную судостроительную корпорацию, в частности на заводах «Красное Сормово» и керченском «Заливе». Стоит ли это считать лишь заявлением или реальная работа действительно ведется?

–Я о таком проекте очень хорошо знаю. С этими предложениями я неоднократно встречался с представителями Росморречфлота. На всех мероприятиях, связанных с развитием внутреннего туризма, я этот проект всячески продвигаю. Мы уже разработали бизнес-план по его реализации. Но и здесь есть несколько серьезных проблем. Подобные проекты создаются как государственно-частное партнерство. И сложности начинаются в части финансировании всей затеи со стороны государства. Хотелось бы, чтобы госфинансирования было побольше.

– А не проще ли обратиться к успешному опыту СССР? Ведь почти весь наш круизный флот – иностранный. Тогда, в 1950-х, мы размещали заказы на строительство круизных теплоходов и в ГДР, и в Польше… До сих пор эти суда ходят.

– В современных реалиях это просто не имеет смысла. У нас сейчас есть заводы и специалисты, которые строят корабли высочайшего качества. Крайне актуальная риторика импортозамещения успешно применима и к судостроительной отрасли. Мы уже уходим от массовых закупок иностранного оборудования и компонентов. Зачем нам кормить чужие заводы? Единственное, что можно закупать, – это специалистов, и то в качестве консультантов.

– Расскажите о наиболее перспективных маршрутах речных круизов в Центральной России – с коммерческой и рекреационной точек зрения.

– Изначально мы предлагали запустить круизное сообщение по маршруту Москва – Севастополь. Людям нужно показывать наш Крым. А возить туда иностранцев – вообще политически очень правильный шаг. Круизные лайнеры, даже речные, – это достаточно большие суда, с большими осадками. А у нас в Нижегородской области в районе Городецкого гидроузла – маловодие пока что, которое не позволяет наладить систематическое круизное сообщение между Москвой и Севастополем. Сейчас, конечно, начинается реализация проекта низконапорной ГЭС, который позволит поднять уровень Городецкого гидроузла. Но это грандиозная стройка, которая продлится не один год. Поэтому в данный момент, пока мы не можем запустить круизные лайнеры из Москвы на юг, я предлагаю запустить маршрут Казань – Севастополь. Все для этого есть: Казань – красивый город, обладающий всей необходимой инфраструктурой, включая международный аэропорт. Но и на других внутренних линиях новые круизные суда будут востребованы. У нас есть что показать.

– Как вы оцениваете работу в наших внутренних водах иностранных круизных операторов? Их немного, но они действуют очень эффективно даже на наших же теплоходах, которые берут в управление, применяя свою сетевую систему букинга и сервиса.

– Действительно, иностранные сетевые операторы работают у нас уже продолжительное время и достаточно успешно. Санкции, конечно, несколько скорректировали их планы на развитие. Я считаю, что их деятельность на территории России – это неплохо для нашей круизной индустрии. Во-первых, это иностранные инвестиции и рабочие места. Во-вторых, у них есть чему получиться. Они приносят сюда международный опыт круизной индустрии и привносят здоровую конкуренцию. Поэтому нашим речным туроператорам волей-неволей приходится подтягиваться к международному уровню, проводить хорошую модернизацию флота, работать над маркетингом и тренировать персонал.

– Что вы можете пожелать коллегам в День работников морского и речного флота? 

– Все моряки и речники – это в хорошем смысле больные люди. Они болеют, переживают за флот. Среди них много неравнодушных людей, которые работают не за деньги, не за карьеру, а потому что это их жизнь. Мне хочется им пожелать крепкого здоровья, хорошей погоды, хороших грузов и туристов. И хочется, чтобы у них в семьях всегда было все хорошо. 

 

0
0
0